Panton Chair – увидев однажды, вы не забудете его никогда! Удивительная свобода линий, которые, кажется, вырастают прямо из пола. Четкий рельефный изгиб и эргономичная конструкция сидения. Мягко струящиеся контуры, которые словно излучают элегантность и энергию. И, наконец, форма, усиленная использованием одного цвета, который подчеркивает скульптурный характер этого исключительного стула. Эти «внешние», формальные качества были бы достаточны сами по себе, чтобы обеспечить стулу Panton почетное место среди классики дизайна. Но экстравагантная форма – это не единственная причина, по которой стул, впервые представленный публике в 1967 году и созданный, чтобы прославить имя его дизайнера далеко за пределами мира мебели, стал одной из главных икон дизайна ХХ века. Почему он стал сенсацией в конце 1960-х гг. и имеет такое значение в истории дизайна сегодня? Ответ прост: это был первый стул, изготовленный из монолитного синтетического материала, предельно раскрывший потенциал пластика, который только был технологически достижим на тот момент, и воплотивший мечты поколений дизайнеров о стуле, который в буквальном смысле состоял бы из одного куска материала.

.

.

Дизайн и развитие

Скульптурный стул Вернера Пантона, который органичен и функционален как в доме, так и на улице, в частном или общественном помещении и к тому же является лидером продаж уже много лет, представляет собой результат длительного и временами сложного дизайнерского процесса. В ретроспективе история Panton Chair не может быть восстановлена в деталях. Надежных источников порой не хватает, а собственные утверждения Пантона о создании стула, относящиеся большей частью к 1980-ым и 1990-ым гг., зачастую грешат неточностью, иногда противоречивы, а порой даже нарочито ошибочны. Тем не менее, можно с уверенностью сказать, что уже в начале 1950-х Пантон работал над идеей стула, состоящего из монолитного материала. Мы не можем доподлинно знать, возникла ли эта идея еще во времена работы в студии Арне Якобсена или, как Пантон позже вспоминает, «когда я наблюдал за производством шлема из стекловолокна и пластикового ведра. Меня особенно впечатлило ведро и его низкая стоимость».

.

Работа Пантона над идеей монолитного стула впервые находит воплощение на бумаге на Европейском Конкурсе Мебельного Дизайна, который проводился Группой WK (NeueGemeinschaft für Wohnkultur) в 1956 году. Как часть многочисленной коллекции, молодой датский дизайнер предложил штабелируемый консольный стул, основа, сидение и спинка которого должны были конструироваться из цельного материала. Какого рода материал предложен на эскизе для конкурса: «1. Прозрачный или комбинированный пластик. 2. Слоистое дерево, покрытое пластиком.»

.

Историки дизайна проводят формальные параллели между консольным стулом Пантона и стулом Zigzag Геррита Ретвильда (1933), в частности, их объединяет плоское напольное основание и Z-образная форма сидения. Тем не менее, Пантон утверждает, что в середине 1950-х гг. он не знал о стуле Ритвельда и упорно отрицает, что был вдохновлен им, указывая на абсолютно разные конструкции обоих объектов.

.

Конкурс WK принес Пантону разочарование: он не выиграл приза, и ни одно из представленных им дизайнерских решений не было впоследствии запущено в производство. Однако следует заметить, что многие из последующих образцов мебельного дизайна Пантона обнаруживают связь с решениями формы, предложенными им на конкурс WK в 1956 г. – в их числе Стул Plexiglass из коллекции Plus-linje, стул с подлокотниками Caster в исполнении Storz & Palmer и мебель для сидения из серии Pantonova. Конкурсная модель консольного стула Пантона была изготовлена компанией Sommer десять лет спустя из трехмерной рельефной фанеры (в слегка измененной форме). Компания Thonet занималась маркетингом и продажей этой модели в двух различных вариациях.

.

Этот консольный стул, впервые в истории дизайна сделанный из цельного материала, привлек значительное внимание среди критиков и был награжден почетной наградой Rosenthal Studio Prize спустя год после дебюта. Хотя стул убедительно продемонстрировал возможности (и пределы) трехмерной рельефной фанеры, его высокая цена делала его почти недоступной. Идея штабелируемого консольного стула из цельного материала, впервые выраженная на конкурсе WK, продолжала восхищать дизайнера-новатора. Когда в конце 1950-ых Пантон и многие из его коллег начали проявлять живой интерес к новым полимерным материалам, благодаря их очевидной безграничной податливости, идея начать производство консольного стула с их использованием была неизбежна. Несколько недатированных набросков из архива Пантона в Музее Дизайна Vitra, вероятней всего, созданные в период с 1957 по 1960 гг., позволяют нам проследить развитие основных формальных характеристик стула Panton Chair, если принять дизайн консольного стула, представленного на конкурс WK, за отправную точку. Плоское напольное основание стула для WK, различимое практически во всех набросках в профиль, сменяется вогнутой дугой основания-свода стула Panton. Более того, слегка скульптурные формы сидения и спинки превращаются в эргономичный и рельефный каркас. Из этих первоначальных набросков (и, возможно, последующих чертежей, которые в настоящее время утрачены) появился так называемый – заметим, не совсем верно – прототип Panton Chair, изготовленный в 1960 году датской компанией Dansk Acryl Teknik с использованием прессованного полистирола. Фактически, эта модель была абсолютно непригодна для того, чтобы сидеть, и все еще далека от окончательной формы стула; она едва ли могла считаться полноразмерной версией для массового производства. Эта модель служила единственной цели – помочь Пантону найти производителя, который поверит в осуществимость его идеи стула и будет готов понести финансовый риск, связанный с разработкой его дизайна. За собственный счет Вернер Пантон несколько лет путешествовал по Европе с моделью своего стула, безуспешно пытаясь найти партнера-производителя, пока, наконец, в 1963 году не познакомился с Вилли Фельбаумом. Производитель мебели из Базеля, в то время выпускавший по лицензии коллекцию американской компании Herman Miller, с большим энтузиазмом принял дизайн Пантона, который к тому моменту практически обрел свою окончательную форму. Но ограничения со стороны американских партнеров Фельбаума не позволяли осуществить решение о массовом производстве стула. Главный дизайнер компании Herman Miller Джордж Нельсон, как говорят, отпустил тогда замечание: «Это в лучшем случае скульптура, но не стул». Этот комментарий отражает противоположную философию дизайна Нельсона и четы Имз. В середине 1960-х молодой Рольф Фельбаум взялся за проект Пантона, потому как не разделял скептицизм дизайнеров Herman Miller. После консультации с Манфредом Дибольдом, тогда главой Отдела по разработке и внедрению новых продуктов Vitra, Фельбаум решил рискнуть и приступить к производству стула. В фазе интенсивного развития, примерно десять последующих прототипов из полиэстера, ламинированного вручную и укрепленного стекловолокном, были созданы один за другим, в тесном сотрудничестве Пантона и Herman Miller/Vitra. По окончании этих «экспериментов», имевших целью гармонизировать формальные идеи дизайнера, потенциал материала и технические требования производства, и появился на свет стул Panton Chair, каким мы его знаем. В 1967 году были выпущены ограниченные серии по 100-150 стульев из холоднопрессованного укрепленного стекловолокном полиэстера. В августе того же года датский журнал Mobilia опубликовал фотографию нового стула на обложке. Это была международная сенсация. Первая крупная презентация Panton Chair состоялась в январе 1968 года на Кельнской Мебельной Выставке и одновременно на персональной выставке Пантона на лодке Dralon (Visiona 0).

.

.

Panton Chair Design Verner Panton, 1999. Photographer Hans Hansen

.

Четыре версии Panton Chair

Несмотря на неожиданный успех стула, были причины продолжить работу над улучшениями, как для производителя, так и для дизайнера. Первоначальный способ производства был сопряжен с большим объемом ручного труда, и этот длительный и дорогостоящий процесс едва ли мог удовлетворить стремительно растущий спрос. Пантон был недоволен значительным весом стула, его неровной отделкой и высокой розничной ценой. На выставке-продаже пластика в том же году Манфред Дибольд нашел новый материал, пенистый полиуретан, производства компании Bayer - Baydur, который казался подходящим для упрощения производства стула. После тестовой фазы в сотрудничестве с инженерами фирмы Bayer, массовое производство стула из этого материала было налажено в 1968 году. Но хотя новый процесс «литейного» изготовления позволил увеличить объем производства, он не уменьшал роль ручной работы. Грубую пенистую поверхность стула по-прежнему нужно было шпаклевать, шлифовать и покрывать краской, что значительно повышало стоимость. Вторая версия Panton Chair представляла собой эстетическое достижение: ее гладкие линии и модельные грани, различная толщина каркаса (в зависимости от конструктивных особенностей различных частей) и отражение света на гладкой блестящей поверхности подчеркивали скульптурные характеристики стула.

.

Дальнейшее развитие событий свидетельствует о стремлении Vitra не останавливаться на достигнутом в вопросе инноваций и упорном намерении Пантона добиться недорогого промышленного производства. Два года спустя после начала массового производства, фабрика и дизайнер были уверены, что нашли идеальный материал для Panton Chair. Термопластиковый полистерин (Луран S), разработанный компанией BASF, обладал многообещающими свойствами и позволял эффективно использовать метод заливки пластмассы в форму под давлением методом вспрыскивания. Стул производился из предварительно окрашенных пластиковых гранул и не нуждался в последующей обработке после отлива. Правда, следует заметить, что изменение материала и технологии производства привели к изменениям в форме стула. В то время заливка в форму не могла обеспечить одинаковую толщину каркаса, что вызвало необходимость усиления ключевых узлов конструкции. Боковые грани были утолщены, а изгиб между основой и сидением – усилен параллельными ребрами жесткости по внутренней поверхности стула. Перечисленные особенности являются наиболее характерными чертами третьего стула Panton, Luran S, который производился в период с 1971 по 1979 гг. К сожалению, версия Luran S оказалась менее износостойкой, чем предполагалось изначально. Это привело к поломкам, которые доставили производителю немало проблем уже в 1974 году. Хотя в 1975 году была предпринята попытка преодолеть эти сложности путем дальнейшего укрепления материала, недоверие покупателя было обоснованным и стойким. К концу 1970-х гг. возрастающее число жалоб на сломавшиеся стулья поставило под серьезную угрозу репутацию Vitra как лидера продаж. Снижение объема продаж, также отражающее изменение в общественном восприятии пластиковой мебели как дешевой и неэкологичной, привело к прекращению производства в 1979 году. В США, где производство стула началось лишь в 1973 году после продолжительных переговоров с Herman Miller, строгие американские законы о качестве продукции привели к остановке производства уже в 1975 году. В начале 1980-х Пантон снова попробовал свои силы в поиске производителя и принял участие в конкурсе. На этот раз группа WK проявила интерес и перепоручила компании Horn возобновить производство (1983). Фирма Horn снова вернулась к жесткому пенистому полиуретану, который по сравнению с Лураном значительно усложнял процесс производства, но был упругим и износостойким. Вторую серию стульев в полиуретане почти невозможно отличить от полиуретановой версии производства 1968-1971 годов. Единственный отличительный знак стульев, произведенных после 1983 года, – это отштампованное имя Вернера Пантона на основании стула.

.

Panton Chair из полиуретановой жесткой пены, Vitra, 1983

Между тем Panton Chair уже стал общепризнанной классикой дизайна. Он производится и продается компанией Vitra с 1990 года. Компания отпраздновала «возвращение блудного сына» на свою линию производства мероприятием “Hommage à Panton“, на котором несколько ведущих дизайнеров представили свои собственные творческие вариации Panton Chair. К концу 1990-х технические достижения в области производства пластмасс – в частности, совершенствование метода заливки впрыскиванием, в сочетании с возможностью достигать нужной толщины стенки каркаса – послужили стимулом для дальнейшего развития Panton Chair. Тесное сотрудничество между Пантоном и компанией Vitra привели к созданию четвертой и окончательной, авторизованной версии стула. Эта модель, сделанная из литого формованного полипропилена и запущенная в производство в 1999 году, спустя более 30 лет после начала массового производства стула, достигла одной из главных целей дизайнера: пластиковый стул стал недорогим индустриальным продуктом. Как технология производства, так и формальные качества полипропиленовой версии напоминают стул из полистерина 1971-1979 годов. Но есть и одно важное отличие – матовая поверхность нового стула, которая благодаря сравнительно мягкой поверхности материала более устойчива к царапинам.

.

Дискуссия

Вскоре после появления на обложке журнала Mobilia стул Panton Chair стал предметом горячих споров, которые вышли далеко за пределы Дании. Дискуссию, которая зачастую сводилась к мелочным придиркам и беспочвенным обвинениям, уместно рассмотреть с точки зрения дня сегодняшнего, поскольку она позволяет нам более подробно остановиться на истинных достижениях Пантона в ходе разработки стула.

.

Уже в следующем выпуске Mobilia, датские дизайнеры Поуль Кьерхольм (Poul Kjærholm) и Аргард Андерсен (Aargaard Andersen) опубликовали эскизы собственных конструкций стульев начала 1950-х, которые демонстрируют поразительное сходство со стулом Panton Chair. В сопроводительной статье ставился вопрос об оригинальности дизайна Пантона. Было заявлено, что стулья Къерхольма и Аргарда – так и не «переступившие» этап эскиза – «определенно оказали значительное влияние … как предшественники и источники вдохновения». Этот, на первый взгляд, логичный вывод поддерживается сравнением стула Пантона с его предыдущей работой, которая «характеризуется чрезвычайным формализмом, приближающим рассматриваемый объект к форме сферы или конуса». Соответственно, человек оказывается «сбитым с толку этой свободной органической формой, которая стоит особняком в экспрессивном формальном репертуаре дизайнера» – утверждение, которое фактически указывает на неглубокое знакомство автора текста с работой Пантона. Злонамеренный характер этого обвинения опровергается подтекстом этой же статьи. Возможно, этот выпад так и остался незамеченным, если бы не был поддержан Аргардом Андерсеном, который пользовался большим уважением в Дании и который заявлял в собственной статье, что Пантон украл его идею.

.

Свенд Эрик Мёллер (Svend Erik Møller), издатель Mobilia, счел необходимым в том же выпуске опровергнуть обвинения в публикации плагиата. Panton Chair производил такое впечатление, писал он, «будто форма стула – это естественный результат способа производства, и что этот стул, в некотором смысле, аналогичен традиционному стулу с четырьмя ножками, в отношении которого до сих пор никто не подавал жалоб о нарушении патентных прав». Андерсен и Кьерхольм «слишком рано разработали свои модели – прежде, чем появилась техническая возможность их создать». Мёллер пришел к выводу, что Panton Chair, помимо вышеперечисленного, представлял собой «процесс индустриального развития, в котором работа дизайнера – всего лишь один из аспектов рискованного и дорогостоящего инвестирования».

.

Благодаря анализу Мёллера, дальнейшая дискуссия на страницах Mobilia приобрела более объективный тон. Указав на зависимость индустриального дизайнера от технических возможностей и промышленных ресурсов, он внес вклад в справедливую и реалистичную оценку достижения Пантона, которое на самом деле не было – или, по крайней мере, было не только – манифестом самовыражения в форме стула. Помимо проектов Кьерхольма и Андерсена, параллельно разрабатывалось множество моделей, наглядно свидетельствовавших, что форма стула фактически диктовалась применением особых качеств новых материалов (в случае Пантона - особые виды пластика) для реализации консольного принципа и идеи стула, изготовленного из монолитного материала. Пантон оказался единственным, кто довел до конца и реализовал идею стула благодаря своему упорству и необыкновенной настойчивости. В отличие от других дизайнеров, которые работали над схожими проектами, Пантон не побоялся трудностей длительной и трудоемкой фазы развития и в итоге довел свой стул до фазы массового производства. В процессе форма его стула улучшалась, становилась более выверенной, благодаря чему среди прочих похожих объектов дизайна он занимает особое место, являясь вехой в истории дизайна ХХ века.

.

Икона дизайна

Прежде чем объект дизайна будет признан классикой, ему нужно доказать свой вневременный характер во многих отношениях. А прежде чем стать иконой дизайна, он должен не раз появиться в разных контекстах и обрести символический статус. Благодаря целостности и экстравагантности формы, которая современна и в то же время сублимативно эротична, стулу Panton было предначертано завоевать этот статус. Первый монолитный консольный пластиковый стул востребован сегодня как символ всей пластиковой мебели и дизайна 1960-х и 1970-х. Его можно считать иконой дизайна стульев всего ХХ века, в том смысле, что он представляет подлинный синтез формы, материала и производственной технологии. Panton Chair по праву занимает свое место в пантеоне индустриального дизайна: ни одна публикация, выставка или коллекция не откажут ему в этой привилегии. Стул Panton появился в период технологического оптимизма и социальных изменений. Он совмещает в себе воодушевление эпохи, в которой общественная вера в прогресс и превосходство технологии над материей была непоколебима. Непреодолимая современность стула сделала его идеальным средством рекламы, и не только для собственных целей. Компания Dual, известная техническим качеством выпускаемого стерео-оборудования и в свое время лидер на рынке, использовала Panton Chair в рекламе вскоре после его появления – как доказательство, «юной и энергичной силы» бренда. И конечно, не было совпадением и то, что Карл Шиллер, влиятельный Министр Кабинета социально-либеральной коалиции Вилли Брандта, сфотографирован для обложки журнала Stern сидящим на стуле Panton. Неотъемлемый элемент образа «современности» состоит в готовности отдавать предпочтение новым вещам. Не менее важной составляющей успеха стула является его эротичность, обретенная благодаря органичным формам, динамике линий и плавной округлости изгибов. Panton Chair наделен сексуальной привлекательностью и демонстрирует ее с уверенностью, которая в то же время свободна от жеманства и фривольности.

.

Чувствуя это, фотограф Брайан Даффи (Brian Duffy) сделал серию снимков под названием «Как соблазнить собственного мужа». В фотосессии участвовала известная певица Аманда Лир, которая раздевалась сидя на ярко-красном стуле Panton Chair или расположившись подле него, не показываясь обнаженной в кадре. Она едва ли могла найти более подходящего партнера для такого «застенчивого» стрип-шоу. Сюжет повторился несколько лет спустя с участием супер-модели Кейт Мосс, которая позировала обнаженной на красном стуле Panton Chair для обложки журнала Vogue. Возвышенный эротизм стула также нашел отражение в многочисленных коммерческих фотографиях для рекламы женских чулок и элегантной женской обуви. Подобные фотографии способствовали росту популярности стула, они сформировали его образ и закрепили его в нашем коллективном подсознании. Сегодня почти каждый, в том числе и люди совершенно далекие от дизайна, знакомы с Panton Chair – чего и следовало ожидать от иконы.

.

Матиас Реммель, куратор выставки «Вернер Пантон: Избранные работы» („Verner Panton: Collected Works“) Музей Дизайна Vitra, Вайль-на-Рейне, Германия



Назад в раздел
Биографии дизайнеров всего статей: 34 Матали Крассе (Matali Crasset). В движении. Интервью с ведущими дизайнерами и художниками всего статей: 10 THE ART OF CHOICE: интервью c Олегом Сабаевым
Истории создания дизайнерских компаний всего статей: 15 Moroso Ссылки на дизайнерские ресурсы всего статей: 3 Графический дизайн
Новая публикация на сайте
100 ЛЕТ ДЖАЗА С WILD TURKEY
100 ЛЕТ ДЖАЗА С WILD TURKEY
В 2017 году джаз отмечает 100-летний юбилей! По этому случаю Wild Turkey проанализировал с помощью нейросети тысячи лучших композиций за всю историю существования этого музыкального направления и создал джаз будущего вместе с известным трубачом Вадимом Эйленкригом. Услышать нейроджаз, а также самые разные грани современного джаза от фанка до латино — в исполнении выдающихся музыкантов со всего мира можно в рамках Wild Turkey Jazz Festival.



.