После проекта «Ферма» «Еда улиц мира» - третья инсталляция Майка Мейре для серии культурных проектов «Edges” (Крайности) компании Dornbracht. В отличие от проекта «Ферма» этот новый проект не касается домашней кухни как центра жизни - он об импровизированных кухнях, устроенных в общественных местах, на улицах.

.

Геррит Терстьедж (далее Г.Т.): Мне показалось, что проект «Ферма» демонстрировал кухню как непосредственное соседство очень разнородных случайно собранных, предметов. В Вашем последнем проекте Вы придерживаетесь той же эстетики, не так ли?

Майк Мейре (далее М.М.): Да, это так. Проект «Ферма» объединил самые разнообразные гастрономические культуры; он был весь о разнообразии, сложности и в то же время красоте, которую таит это разнообразие. Что касается моего нового проекта «Еда улиц мира», я был очарован картиной уличных кухонь в больших и маленьких городах по всему миру, меня привлекла эстетика самообслуживания. Общество становится все более мобильным, и это также отражается в наших представлениях о приготовлении пищи и ее употреблении. Я недавно вновь столкнулся с этим феноменом в Нью-Йорке: там я не раз видел бизнесменов в костюмах в тонкую полоску, стоящих в очереди за своим ланчем у стойки хот-догов за углом. Меня вдохновляет поиск этих типов мобильных агрегатов на разных континентах, я люблю их документировать и, если есть возможность, приобретать. В Таиланде, например, мы нашли старую лодку с киоском и кухней на борту. Я курирую выставку различных объектов такого типа на шоу Passagen 2009, которое проводится во время Мебельной выставки в Кельне.

Г.Т.: Что Вас особенно восхищает в этих киосках с фаст-фудом?

М.М.: Возможность создания функционального объекта в самых небольших пространствах, которые также мобильны. Это поднимает вопрос: можем ли мы создать полноценную кухню на двух квадратных метрах? Как это должно выглядеть и как должно работать? Просмотр и изучение экспонатов общества фаст-фуда, которые были собраны со всего света, может привести к новым и еще более сложным кухонным решениям. В первую очередь, это касается осознания того, какой тип кухни подходит именно вашему стилю жизни, а потом уже продумывания дизайна. Сегодня нам приходится работать больше и с наибольшей эффективностью, но у нас остается все меньше и меньше времени на то, чтобы нормально питаться в обеденное время, многие уже даже перестали готовить обед самостоятельно. В то же время мы хотим есть здоровую пищу. Это рождает спрос на компактные и многофункциональные кухонные агрегаты, которые также могут использоваться для приготовления «здорового» фаст-фуда.

Г.Т.: Это напоминает мне «кухонное дерево» Штефана Веверки [1]. В нем есть все необходимые элементы, такие как раковина, конфорка, емкость для хранения и рабочая поверхность, устроенные на одной опоре. Это высокофункциональный объект, но не совсем мобильный. Вдобавок ко всему, все ее части нуждаются в фиксации на одном месте в помещении и подсоединяются к коммуникациям и к трубе системы слива. В каких взаимоотношениях находится гарнитура Dornbracht и мобильность?

М.М.: Компания Dornbracht не рассматривает себя как производителя кухонных предметов, но видит себя в роли источника вдохновения для промышленности. Если вы возьмете в качестве примера подход этих мобильных уличных кухонь и профессионально его разовьете, вы сможете многое узнать о комплексности. Если мы радикально изменим технологию, используемую в этих кухонных агрегатах, мы можем прийти к созданию абсолютно новой урбанистической поведенческой системы. Или эстетический аспект: яркие цвета этих объектов, такие как конфорки – почему они бывают только черными? Или меню, которое всегда наспех написано от руки на картонках маркером. Почему бы не использовать сенсорный экран в качестве технологического обновления? Для того чтобы стимулировать этот особый тип мышления, мы изначально хотели представить эти агрегаты в нейтральной среде. Многим людям это напомнит реди-мейды Дюшана, другие вспомнят R2-D2 - маленького робота из «Звездных Войн».

Г.Т.: «Национальная культура» - это фраза, используемая для описания этой авторской формы без претензии на дизайн в виде урбанистических вмешательств. Эти агрегаты также обладают скульптурными качествами, вместе они представляют собой полноценную художественную инсталляцию. При взгляде на них мне, например, приходит в голову, такая работа, как «Велосипед для бездомного человека» Андреаса Сломински [2].

М.М.: Точно. Скульптурные характеристики, которыми обладают уличные кухни, в экспозиционной обстановке вызывают именно такой тип ассоциаций – и даже, некое новое понимание, так как зрителю сначала необходимо понять принцип устройства мобильного агрегата, детали и функциональность отдельных видимых элементов. Это делает их интересными. Деконтекстуализация, т.е. изъятие предметов из их обычного контекста, позволяет людям посмотреть на агрегаты с других точек зрения: из каких материалов изготовлен этот тип агрегатов, откуда они, и как они соотносятся друг с другом? Так же, как мы начинали и проект «Ферма», для внесения контрастности в эстетику минимализма на кухне мы хотим вдохновить дизайн этими уличными скульптурами, которые также могут рассказать свою историю. Что случится, если вы вынесете технологию наружу, сделаете ее видимой, как, например, в архитектуре Центра Помпиду, и создадите объект, который представляет определенный тип жизненной ситуации, некий организм в самых небольших пространствах? Кухня как место социальной динамики и трансформации сама является одним таким организмом. Уменьшение, сочетание вместе различных аспектов открывает новые просторы и дает возможность задуматься над другими процессами. С этой точки зрения я надеюсь на развитие, которое приведет к другим формам выражения.

Г.Т.: Возвращаясь к выставке в январе, как вы хотели бы представить уличные кухни?

М.М.: Мы проводили исследование на протяжении более года в различных странах третьего мира - таких как Вьетнам, Уганда, Китай, Судан, Мексика и Аргентина. Я предполагаю, что мы выставим 12 объектов. Мы посмотрим, что из этого выйдет; порой достаточно тяжело экспортировать объекты из разных стран. Но скоро уже будут доставлены первые контейнеры. На выставке будут также и такие необычные объекты, как терракотовый гриль для приготовления курицы, который мы нашли во Вьетнаме – он выглядит как гигантская кастрюля. Если удастся, я хотел бы выставить эти уникальные объекты такими, какие они есть. Это жест аутентичности и дань уважения к глобальной деревне.

.

***

.

ГЕРРИТ ТЕРСТЬЕДЖ (Gerrit Terstiedge) – главный редактор журнала о дизайне «form». Является членом международного дизайнерского жюри и автором целого ряда публикаций по дизайну и культуре повседневности.

.

МАЙК МЕЙРЕ (Mike Meiré) – бренд-директор Dornbracht. В течение последних 25 лет работал директором, художником, дизайнером, архитектором, фотографом, куратором, издателем и руководителем различных проектов. За это время он разработал множество инновационных проектов, преимущественно в сфере редакционного дизайна. Его дебют состоялся в 1983 году в журнале, посвященном дизайну и культуре, «В стороне» (“Apart”). В рамках «Культурных Проектов Dornbracht», инициатором и руководителем которых является Мейре, он заложил основы и воплотил в жизнь выставку и серию изданий «Заявления» (“Statements”) с участием всемирно известных художников (1997- 2003). Эти проекты нашли продолжение уже с обновленными целями под названием «Свершения» (“Performances”). Совместно с бизнес-журналом “Economy” в 1998 он создал молодежное издание с необычным для своего времени оформлением и изобразительным языком. В 1999 году “Economy” стал деловым изданием “Brand Eins”, продолжив задавать новые стандарты в искусстве редакторского дизайна. С 2001 года Майк Мейре представляет то, что он рассматривает как «Прозрачную Идентичность» (“Liquid Identity”) в рамках публикаций журнала “MINI International”. Каждый выпуск этого журнала, который акцентирует основное внимание на мировых метрополиях – центрах деловой, политической и культурной активности, имеет индивидуальное художественное оформление. В 2002 году Майк Мерэ был назначен арт-директором журнала, посвященному стилю жизни, – “Kid’s Wear” и впервые опубликовал свои фотографии. В 2006 году Академией Lead в Гамбурге назвала Майка Мейре «Визуальным Человеком Года». В 2007 году он стал арт-директором обновленного журнала о культуре “032c”и представил свою инсталляцию «Смертная Жизнь» (“Mortal Life”) в МUSEION в Бользано, Италия. В 2008 году он в сотрудничестве с композитором Карло Петерсом и художником по компьютерной графике Йенсом-Оливером Газде представляет «Шумы для Ритуальной Архитектуры» - его третий в рамках «Граней Dornbracht» (Dornbracht Edges).

.

1. Штефан Веверка (Stefan Wewerka) – немецкий дизайнер и художник (р. 1928).

2. Андреас Сломински (Andreas Slominski) – современный немецкий художник-скульптор, автор необычных арт-объектов.



Назад в раздел
Биографии дизайнеров всего статей: 34 Этторе Соттсасс (Ettore Sottsass) – гуру итальянского дизайна Интервью с ведущими дизайнерами и художниками всего статей: 10 THE ART OF CHOICE: интервью c Олегом Сабаевым
Истории создания дизайнерских компаний всего статей: 15 Zanotta – легенда итальянского дизайна Ссылки на дизайнерские ресурсы всего статей: 3 Коммуникативный дизайн
Новая публикация на сайте
Фотографии the Beatles и чудеса Арктики показали в Центре фотографии имени братьев Люмьер
Фотографии the Beatles и чудеса Арктики показали в Центре фотографии имени братьев Люмьер
21 сентября 2017 года в Центре Фотографии имени братьев Люмьер прошло торжественное открытие двух выставок – выставки мастера французской фотографической сцены Жана-Мари Перье «Жан-Мари Перье. Кутюрье французской фотографии» и полярного исследователя и защитника окружающей среды Себастьяна Коупленда «Чистая Арктика Себастьяна Коупленда».




.