Вышел в свет летний «Проектор» за номером 2 (15) 2011. В новейшей истории журнала был только один случай, когда я отдавал обложку приглашенному дизайнеру: в 2010 году вышел номер с ярко-черным лицом без логотипа с прекрасным плакатом «LOVE» Владимира Чайки. В этот раз ситуация повторяется. Дизайн обложки и всех использованных в оформлении объектов принадлежит не мне, а молодому и перспективному дизайнеру — Алисе Харшак. Журнал намерен пристально следить за творческим развитием этого автора, и я уверен, ее работы еще не раз появятся на страницах нашего издания. На момент подписания номера в печать Алисе Харшак исполнилось три года и семь месяцев. 
.
.
В адрес редакции приходит довольно большое количество писем. Но лишь единицы достойны публикации в журнале, да еще и на отдельной полосе. Некоторое время назад пришло письмо от Владимира Кричевского — нашего уважаемого автора. Критику в адрес журнала и лично главного редактора, выкладываем без каких бы то ни было цензурных сокращений! 
.
Проект № 1. «Персонификация» открывается статьей Анны Кожары о работах Чарльза и Рэй Имзов. Cупруги Имзы — признанные классики американского дизайна. За без малого сорок лет совместной деятельности они создали несколько десятков объектов, многие из которых по праву считаются мировыми «иконами дизайна». Однако мебель — отнюдь не единственное наследие Имзов. Удивительным образом сочетая идеализм с рациональностью, они искренне стремились изменить мир, используя крайне широкий набор инструментов — дизайн, архитектуру, искусство, кинематограф, фотографию и просветительскую деятельность. 
.
.
Далее интервью, без преувеличения, выдающегося португальского плакатиста Жао Мачадо. Беседовала с мэтром Ольга Северина: «Португалия — это дитя Атлантики, которое лишь в южной своей части избаловано теплым дыханием Средиземноморья. Сухой и жаркий на юге климат резко отличается от климата в центре и на севере страны, там, где я провел большую часть моей жизни. Здесь холодные зимы и дождливая осень столь же привычны, как и полуденный зной приморского лета. Одним словом, наш климат весьма схож с природными условиями большинства европейских стран, расположенных вблизи берегов Атлантики. Вы спросите, к чему столь красочное вступление? К тому, что в красках рождается цвет, а он наиболее часто становится предметом анализа, когда речь идет о моих работах». 
.
Проект № 3. «Буквы» состоит из трех публикаций. Первая из них — продолжение «чехонинского» сериала в исполнении Алексея Домбровского: «Театральный алфавит стал последней яркой работой художника в декоративном шрифте. В начале следующего, 1928 года пятидесятилетний Сергей Чехонин выехал в командировку во Францию и на родину не возвратился. Первое время, обосновавшись в Париже, он еще поддерживал деловые отношения с советскими издателями, но продлилось это недолго». 
.
Вторая публикация про буквы — рассказ о шрифте Кроосвейк дизайнера Роджера Тееувена, который не так давно приезжал в Москву и Питер с рассказами о своих работах. При создании шрифта для оформления фасада авторы задумались о многомерности социальной связи. Любое взаимодействие может быть освещено с разных точек зрения — со стороны «я», со стороны «ты», со стороны «все остальные». Эти три точки зрения, три социальные позиции были интерпретированы посредством графического языка. Получилось, что каждая грань шрифта существует в своей плоскости, при этом будучи неотъемлемой частью более сложной, многомерной структуры. 
.
И третья публикация Проекта «Буквы» называется просто: «1926». «Первое постреволюционное десятилетие Советской России подходит к концу. В разгаре эпоха НЭПа, и политико-идеологические догмы еще не настолько незыблемы, как спустя еще десятилетие, к концу тридцатых годов ХХ века. Двадцатые — время эксперимента и творческого поиска не только для дизайнеров и архитекторов. Удивительно, как время отпечатывает себя в самых малых проявлениях материально-текстовой культуры». Герой публикации — маленькая книжечка-календарь нэпманской газеты «Торгово-промышленный курьер».
.
Проект № 4 «Предмет» мне посчастливилось открыть интервью Ээро Аарнио. Приезд в Россию звезд такой величины, как Аарнио, — большая редкость. Дизайнеров, чье имя навсегда вписано в историю дизайна ХХ века, среди ныне живущих, к сожалению, уже не так много. Тем удивительнее факт приезда мэтра Аарнио в Санкт-Петербург. Предлагаю вашему вниманию единственное интервью, которое дал Ээро Аарнио за время своего визита. «Я все делаю один. Я совсем не понимаю, как можно нанять другого дизайнера. У меня не получается. Что мне с ним делать? Дать ему карандаш и сказать: «Нарисуй мне кресло — мировой бестселлер»?! И что будет? По той же причине я не беру никаких практикантов и никогда не преподавал. Хотя, конечно, я все время получаю множество запросов от молодых дизайнеров, которые хотят со мной поработать».
.
.
Проект № 4 продолжается рассказом Павла Ульянова об одном из шедевров дизайна ХХ века — кресле Z-Down: «Для меня шедевром дизайна является объект, в котором равновесно присутствуют три составляющие: функция, эстетика и технология. Ущербная функция приводит к невозможности употребления предмета. Ущербная эстетика лишает предмет эмоциональной нагрузки и не несет радости взаимодействия с ним. Ущербная технология исключает серийность, а значит, доступность. Один из предметов, которые, на мой взгляд, отвечают всем критериям оценки дизайнерского шедевра, является кресло Z-down датского дизайнера Эрика Магнуссена (Erik Magnussen) Автор спроектировал его еще в 1968 году». 
.
Очень легко и естественно Павел Ульянов перепрыгивает и в следующий проект № 5 «Среда». Ведь именно он является идейным движителем одного из наиболее интересных выставочных пространств Петербурга — галереи Модернариат. О ней с многочисленными цитатами из разговоров с Павлом рассказывает Анна Кожара: «Основное выставочное пространство «Модернариат» образовано тремя комнатами, в которых создатели галереи постарались максимально сохранить особенности квартиры как архитектурного объекта с историей и при этом использовать минимум отделки. Стены и паркет почистили, сохранили лепнину на потолке и массивные печи — наследие доходного дома 1912 года. В итоге получился лаконичный, но живой фон, выполняющий двойную функцию. Во-первых, по ощущениям он более близок жилому пространству, нежели стандартный выставочный формат «white cube», но при этом не перетягивает внимание от экспозиции на себя. Во-вторых, таким образом создатели галереи демонстрируют посетителям возможность создания эффектного интерьера при минимальных вложениях в отделку помещения».  
 Далее, в тексте Ольги Безручко представлена «Седьмая инсталляция» Федерико Диаза. Она представляет собой целую комнату-коридор и открывает излюбленную тему дизайнера — дезориентации в пространстве и звуковых эффектах. Вдоль стен комнаты из шумопоглощающего материала внедрены 63 колонки, датчики слежения за перемещением и три дверных проема, оснащенные фотоэлементами. Во время прохождения инсталляции участника сопровождает звук, который сначала смешивается, а потом отчетливо разделяется на семь звуковых полей, сменяющих друг друга на протяжении движения. 
.
.
И в завершение Проекта № 5 «Среда» публикация универсального Константина Котова, который и прекрасно сфотографировал «мсье Поля» и живейший текст о нем написал: «Моя встреча с мсье Полем произошла в Страсбурге, куда меня привело одно не слишком интересное дело, связанное с Советом Европы. Стальной уличный вариант этого объекта сделал мою прогулку по верхним террасам здания Европарламента такой удивительной. Кресла, составленные то упорядоченно, то хаотично, рисовали картину оживленных будней. Складывалось ощущение, что людей единомоментно изъяли из пейзажа — даже вино не дали допить!» 
.
Проект № 7 «Фотографирование» представляет серию работ Виталия Смирнова. Вот что пишет автор о своем проекте: «Множество раз я наблюдал эти домики из окна электрички или автомобиля — беспорядочно разбросанные по полям, примостившиеся на склонах холмов, они всегда проносились мимо быстро, но оставались в памяти надолго. Я размышлял о том, что двигало этими безымянными авторами народной архитектуры, создателями этих домиков — неповторимых и одновременно похожих друг на друга. Неожиданная и, по сути, редчайшая возможность проявить себя в творчестве — построить дом-из-ничего на своем крохотном участке земли, дом не для себя, нет, дом для садового инвентаря, неожиданно позволила утилитарному в своей основе сооружению приобрести черты своеобразной графемы дома, если уместно применять шрифтовой термин к архитектурному сооружению, — треугольник крыши, квадратик стены, окно, дверь. Не хватает только трубы с нарисованными кольцами дыма». 
.
В проекте № 8 «Школа» мы поздравляем с двадцатипятилетием замечательный образовательный проект — «Детский Дизайн Центр». Это уникальная образовательная программа, стартовавшая во Дворце пионеров в конце восьмидесятых, когда само слово «дизайн» было овеяно романтикой заграничного звучания и еще не девальвировано многотысячными медийными повторениями. Да и сочетание названий «Дворец пионеров» и «Дизайн-центр» было одним из признаков разительных перемен. 
.
Проект № 9 «Книги» традиционно наполнен большим количеством публикаций. Его открывает статья Михаила Карасика «Сакральная типографика», посвященная типографическим иллюстрациям в советской книге тридцатых годов ХХ века: «В 1920—1930-е годы иконы вождей создавались не только из перьев, но и из злаков, цветов, пряжи, ниток, шпона и даже типографского набора. Портретное искусство захватило широкие массы трудящихся Страны Советов, от любителей до профессионалов. Самым массовым и популярным в те годы стало садово-парковое искусство. Портреты Ленина, Сталина, Дзержинского, Горького выкладывали из цветов на горках и лужайках парков, на газонах площадей. Парковики требовали идейного содержания от декораторов: «Нет безыдейным газонам!». В полиграфии, непосредственно решавшей задачи пропаганды, идейность была заложена в каждом печатном слове, но вот чтобы набрать из тех же знаков, что и текст, потрет автора, требовалось особое мастерство». 
«Проектор» продолжает исторические исследования в сфере российской дизайнерской периодики последних двадцати лет. В этом номере интервью с создателями и идейными вдохновителями журнала «Мир дизайна» — Евгением Спиридоновым и Александром Линецким. «Мир дизайна» просуществовал довольно долго по меркам дизайнерской периодики. Пилот увидел свет в 1995 году, а последний номер вышел в начале 2001 года. Больше пяти лет существования, 18 выпущенных номеров, звездная редакция, заслуженный авторитет и, увы, почти полное забвение сегодня. 
.
И, конечно, «Проектор» не мог пройти мимо издания, которое вот уже второй год подряд выпускает продвинутый Loft Hostel. Это гид по Петербургу, который рисует Настя Бельтюкова. «Графика Насти Бельтюковой, живая и легкая, в сочетании с отсканированными артефактами петербургской культурной жизни, вроде билетов в Дом кино или в Музей железнодорожного транспорта, создает удивительно точный и притягательный образ города. Не того парадного Санкт-Петербурга, в котором «твоих оград узор чугунный» или «мосты повисли над водами», а города для жизни, прогулок, выпивания вина, посещения странных и прекрасных мест, не всегда попадающих в туристические красочные путеводители». И завершает номер традиционная подборка дизайнерских книжек с бесконечных книжных полок ИндексМаркета. 
.
Перелистать журнал в онлайне можно на нашем сайте: http://www.projector-magazine.ru


Назад в раздел
Европейские и восточные выставки, события всего статей: 186 Мировая премьера ограниченной версии Range Rover Evoque London Edition состоялась на Международном автосалоне в Монреале Премьера! всего статей: 44 Триллер "Незваные гости" в кино с 17 марта
Российские выставки, события всего статей: 857 Дэвид Блейн, известный иллюзионист, и корпорация Intel представят шоу ELECTRIFIED
Новая публикация на сайте
Яркие краски зимнего сезона Mascotte 2017-2018
Яркие краски зимнего сезона Mascotte 2017-2018
Фантазийные текстуры, насыщенные оттенки и роскошная фурнитура – Mascotte представляет зимнюю коллекцию обуви и сумок сезона 2017/18.



.