Солнечным воскресным утром, в уютной атмосфере World Fashion Café, два главных редактора встретились с целью обсудить состояние индустрии моды, изменения и перспективы развития российской моды, а также возможные пути карьерного роста для начинающих дизайнеров.

Собеседником главного редактора портала f2f-mag.ru Макса Кирьянова, стала одна из самых влиятельных персон в мире глянцевых изданий, главный редактор журнала «Fashion Collection» Марина Дэмченко.

Рассказывать обо всех достижениях Марины бессмысленно, так как это займет большое количество времени. Напомним, лишь только, что изначально она работала в качестве модели, а затем и сама стала директором модельного агентства. В 1990-е годы Марина Дэмченко являлась организатором показов таких марок, как Yves Saint Laurent, CÉLINE, Ferragamo, Trussardi, Max Mara, Moschino и других ведущих брендов. После окончания обучения на факультете журналистики в МГУ и последующей работы редактором в глянцевом издании, Марина была приглашена возглавить журнал «Fashion Collection».

Макс Кирьянов: В одном из своих последних интервью, Максим Рапопорт заявил, что российская мода похожа на аттракцион под названием “Выживи”. Вы согласны с подобным определением?

Марина Дэмченко: Невозможно описать одним словом ситуацию, которая складывается в российской индустрии моды. На данный момент существует много авторитетных байеров, которые готовы закупать одежду российских дизайнеров. Некоторые закупщики были приглашены лично мной в Москву, в рамках Недели моды. Они отсмотрели коллекции таких дизайнеров как Дмитрий Логинов, Александр Арнгольд, Юлия Николаева. Об этих дизайнерах нельзя сказать, что они попадают под категорию участников какого-либо аттракциона.

Конечно, сейчас существует огромное количество дизайнеров-шутов, которые устраивают шоу на подиуме. Однако это не мода, а шоу-бизнес.

На данный момент дизайнеры, которые представляют свои коллекции на Неделе моды, могут быть разделены на три части. Первая часть это те дизайнеры, которым просто необходимо выбрать другое направление своей деятельности. Вторая часть дизайнеров, устраивает шоу и привлекает на свои показы большое количество звезд шоу-бизнеса и светских персон, которые фактически не являются потребителями их продукции. Эти дизайнеры никакого интереса не представляют для прессы и байеров. Однако есть та малая часть модельеров, которых нужно поддерживать, так как они представляют лицо российской моды.

К сожалению, у многих из них плохо выстроен маркетинг и менеджмент. Несмотря на это, у них есть будущее, так как они талантливы и готовы работать.

Какие должны произойти изменения в нашей стране, чтобы одежда от российских дизайнеров стала более востребованной?

Эти изменения уже происходят.

Я в этом бизнесе уже давно. Первоначально я занималась модельным бизнесом. Мои модели участвовали в показах по всему миру. По специфике своей работы мне приходилось много общаться с модельерами и постановщиками дефиле. В то время на Россию смотрели с опаской вследствие популярности неких стереотипов.

Впоследствии, став главным редактором журнала «Fashion Collection» и, посещая Недели моды, а также отдельные показы в различных странах, я обнаружила, что мнение о России с каждым годом меняется в положительную сторону. Российский рынок стал успешным и перспективным. Сегодня уже иностранные дизайнеры ищут поддержки у российских редакторов глянцевых изданий с целью получения оценки возможности выхода на российский рынок.

На данный момент некоторые российские дизайнеры представляют свои коллекции в Европе и постепенно начинают работать с шоу-румами, которые в свою очередь также заинтересованы в подобном сотрудничестве.

.

Как вы считаете, почему наше правительство не развивает индустрию моды? Ведь, в Италии, Франции и США этому вопросу уделяют большое значение, так как благодаря моде в эти страны привлекается большое количество туристов…

Мне кажется, что, например, во Франции кроме сыров и моды ничего больше нет. Если там исчезнет рынок моды, то эта страна будет очень бледно выглядеть на карте мира. В России существует много направлений, которые более выгодно и интересно развивать нашему правительству. При этом я считаю, что все должны быть заинтересованы в развитии индустрии моды в России: потребители, байеры и дизайнеры. Эта индустрия должна развиваться в нашей стране естественным путем.

Почему российские потребители до сих пор ориентируются на Запад и предпочитают покупать одежду иностранных модельеров, нежели российских?

Всё меняется. У нас есть целевая аудитория, которая может позволить себе приобрести одежду российских дизайнеров, даже не смотря на то, что она может стоить дороже, чем западные аналоги. Выгодным отличием одежды российских дизайнеров является тот факт, что она оригинальна и производится в небольшом количестве. Часто бывает, что на светских мероприятиях появляются женщины в одинаковых платьях или костюмах знаменитых брендов. Чаще всего такие конфузы происходят именно в Москве, и они малоприятны. Таким образом, российские дизайнеры, которые создают фактически эксклюзивные вещи, могут гордиться тем, что их одежда является уникальной и, в свою очередь, их потребители могут быть уверены, что такой модели больше ни у кого не будет.

На данный момент продвижение российских дизайнеров, в основном, сконцентрировано в блогах, профильных сайтах и социальных сетях. Во многом это вызвано минимальной стоимостью такой рекламы. Малая доля рекламы российских брендов, по вашему мнению, вызвана низким уровнем качества предоставляемых материалов, дороговизной рекламных площадей или потенциальным отторжением редакторов журналов низкой статусности российских марок?

В последних номерах журнала «Fashion Collection» были размещены рекламные полосы бренда Arsenicum, Cyrille Gassiline, дизайнеров Юлии Николаевой, Сергея Сысоева, Маши Цигаль и других. Конечно, для российских дизайнеров мы создали достаточно гибкие условия и расценки, потому что заинтересованы в их продвижении. Тот факт, что другие журналы не могут себе такого позволить, то это объясняется политикой главных офисов, которые находятся во Франции и США. Они советуют своим главным редакторам, что можно публиковать, а что нет. Наш журнал создан в России и поэтому все вопросы решаются более оперативно и наша политика ориентирована на продвижение именно российской моды.

Ваш журнал фактически является одним из основных печатных глянцевых изданий, которые сконцентрированы именно на российской моде. Вы считаете, что выбранное направление перспективно?

Наш журнал действительно создан в России и на российские инвестиции, но на его страницах освещается вся мировая индустрия моды. Я, как главный редактор, посещаю основные Недели моды в Лондоне, Милане, Нью-Йорке и Париже, а остальные редакторы постоянно освещают еще тридцать Недель моды, проходящие в Индии, Греции, Турции и других странах. Мы обладаем всей полнотой информации о том, что происходит в мире моды наряду с другими глянцевыми изданиями. При этом мы подаем информацию через призму российской действительности, потому как нам понятно, что хочет видеть российский читатель и как нужно лично ему преподнести ту или иную новость. У других изданий подобной возможности нет, потому как их политику определяет головной офис.

У нашего журнала тоже есть собственная политика. Сегодня наши представительства открыты в 23 городах России. Однако мы, например, в отличие от других изданий, никогда не пропустим в печать рекламный материал или фотосессию, где явно пропагандируется транссексуализм или нарочито откровенные, фактически порнографические, материалы.

Часто в журналах публикуют информацию об одних и тех же дизайнерах. Причем зачастую их достижения не сопоставимы с их мнимой популярностью. Почему редакторы так мало уделяют внимания новым именам?

У нас действительно есть талантливые молодые дизайнеры. Однако я не могу уверено сказать, что после показа или выпуска одной, двух коллекций они продолжать этим заниматься. В глянцевых изданиях о новом имени могут упомянуть или сделать краткий обзор его коллекции. При этом стоит помнить, что все глянцевые издания ориентированы на конечного потребителя. Для того чтобы писать о том или ином дизайнере, необходимо, чтобы его одежду можно было приобрести, то есть направить нашего потребителя по конкретному адресу.

В основном ставка делается уже на популярных дизайнеров, которые могут сделать конкретное предложение своему потребителю.

На данный момент в России существуют различные конкурсы для дизайнеров одежды. Причем очень малая часть из них предоставляет лауреатам реальную помощь для продвижения их бренда. Как вы считаете, чем вызвано отсутствие в России конкурсов, направленных на выявление и последующую финансовую поддержку молодых талантов?

Я не могу ответить на этот вопрос. Возможно в будущем, когда меня перестанет интересовать глянец, я займусь политикой в области культуры. Именно тогда я займусь этим решением этой проблемы.

В Европе очень популярны так называемые Fashion-инкубаторы. Например, в Италии молодые и талантливые дизайнеры одежды могут принять участие в конкурсах “Furla Talent Hub” и “Who’s On Next” и, став победителями, получить необходимое финансирование и PR-поддержку. Как вы считаете, почему в России нет подобных инициатив?

На самом деле нашим дизайнерам никто и ничто не мешает участвовать в этих же конкурсах. Кроме того, многие марки такие как «Nafa», «F5 Jeans» и другие проводят подобные конкурсы и предоставляют дизайнерам возможность создания лимитированных коллекций, а также представления их в рамках профильных мероприятий.

То есть фактически, начинающие российские дизайнеры, могут пробиться в индустрию моды только благодаря подобному сотрудничеству?

Да, но также возможно создавать коллекции для крупного Дома моды и при этом развивать свою марку. Так, например, делает Джон Гальяно, Антонио Маррас. Кстати, история Марраса очень интересна. Он рассказывал мне, что когда начинал делать свои первые коллекции на свои собственные небольшие средства, а впоследствии получил предложение от Kenzo, то даже не поверил в это и расценил как шутку.

И Маррас и Гально создают потрясающие коллекции как для Домов моды, на которые они работают, но также и для собственных марок. При этом им хватает фантазии и работоспособности. В нашем случае, мне кажется, что многие молодые российские дизайнеры ленятся и, возможно, не понимают, что для того, чтобы работать в этой индустрии необходимо фактически круглосуточно работать.

Возможно, вы правы. Однако мне кажется, что у многих просто опускаются руки, после того, как они действительно работают и стучаться во все двери, но они если и открываются, то со скрипом, а иногда у них просто заедает затвор.

Мне кажется, что если выбираешь эту непростую специальность, то ты должен идти до конца и не останавливаться. Даже если у дизайнера возникают проблемы, он должен вставать с колен и продолжать идти дальше. В ином случае лучше вообще не начинать этим заниматься.

Некоторые люди просто не понимают, что это очень сложная, аналитическая и физическая работа.

После кризиса 2008-2009 годов, многие бренды стали воспринимать Интернет как реальную маркетинговую площадку. Как вы считаете, данная тенденция будет только усиливаться или это лишь сиюминутное увлечение?

Я согласна, что за Интернетом будущее, но глянцевые издания, конечно, никуда не пропадут. Приоритетом онлайн-изданий является их оперативность, а глянцевых изданий наглядность постановочных фотосессий и тактильные ощущения от пролистывания страниц. Как альтернатива, онлайн-издания могут создавать конкуренцию, но я считаю, что полностью заменить глянец они не смогут.

Популяризация онлайн-показов в Интернете говорит о том, что дизайнеры пытаются сделать доступнее саму атмосферу показа? Ведь попасть на показ до сих пор очень сложно.

Действительно, как и раньше сегодня сложно попасть на показ. Например, на недавно прошедшей Неделе Высокой моды в Париже, некоторые показы могли посетить лишь единицы представителей от России. На некоторые показы было выделено всего по пять приглашений, то есть это пять изданий. Все остальные не смогли на них попасть.

Зачем тогда создается такая атмосфера закрытости показов и при этом параллельно проводится онлайн-трансляция на весь мир? Возможно ли это потому, что дизайнеры не хотят ждать, пока представители глянцевых СМИ, которые смогут опубликовать обзор только через месяц, предоставить блоггерам, представителям электронных СМИ и потенциальным покупателям заблаговременно ознакомиться с новой коллекцией?

Дело в том, что купить любую вещь сразу после показа фактически не возможно. Причем это касается не только Высокой моды, где на каждую модель затрачивается труд большой команды профессионалов, которые могут её создавать от нескольких недель до нескольких месяцев, но также и Прет-а-Порте. После показа, тираж коллекции отшивается еще примерно четыре месяца. Мне кажется, что онлайн-трансляции, а тем более продажа каких-то моделей во время или после показа, являются PR-ходами тех или иных марок.

Наценка электронных мультибрендовых бутиков значительно меньше, чем у тех, кто продает одежду в обычных магазинах. Продажа через онлайн-бутик выгодна не только покупателю, но и дизайнеру, так как цена его вещи становится доступнее. Возможно ли, что такой способ продаж станет выходом для российских дизайнеров? Не секрет, что в обычных бутиках наценка на дизайнерские вещи достигает 100-150 процентов.

Понимаете, чтобы снизить эту наценку необходимо изменить всю систему налоговых сборов.

Почему тогда нельзя снизить этот процент с целью повышения оборота продаваемой одежды и за счет уже этого получать большую прибыль?

Мне кажется, этот вопрос нужно адресовать байерам, которые видимо руководствуются какой-то уникальной политикой при построении своего бизнеса.

Как известно, журнал Fashion Collection выпускает онлайн-версию своего журнала. Вы считаете, что виртуальные выпуски будут более успешны, нежели печатные версии?

Мы выпускаем электронную версию нашего издания. Потребность в ней появилась после того, как возрос интерес к российской моде и, в частности, к нашему журналу. Многим очень неудобно покупать печатную версию в России или заказывать её через службы доставки, а подписаться на электронную версию гораздо проще. На сегодняшний день у нас 70.000 подписчиков.

В последнее время, некоторые журналы делают интерактивные вкладки, посредством которых показывается реклама или показы… Будет ли изменяться печатная версия вашего журнала с учетом возрастающей конкуренции и постоянно повышающихся запросов потенциальной аудитории?

Такая ситуация вовсе не обозначает какое-то новое развитие глянца, а скорее говорит о возросших запросах со стороны рекламодателей. Мы естественно делаем различные нестандартные вкладки и в будущем будем рады удивлять наших читателей.

Ваш журнал дважды в год собирает модельеров и представителей СМИ на “Завтрак с дизайнерами”. С какой целью вы проводите это мероприятие?

Никто и никогда не собирал российских дизайнеров вместе. По формату эти встречи напоминают неформальные, семейные завтраки, где все собираются пообщаться, обменяться последними новостями. Мне кажется, что этим должна заниматься одна из Недель моды.

Действительно ли подобные мероприятия приносят пользу для дизайнеров и организаторов? Какие результаты они уже принесли?

К этому мероприятию большой интерес у СМИ, потенциальных инвесторов, клиентов, которые интересуются российскими марками. В результате, мы фактически делаем дополнительный PR нашим дизайнерам и помогаем в непринужденной атмосфере, как инвесторам, так и некоторым клиентам познакомиться лично с дизайнером и наладить контакт для будущего сотрудничества.

Уже сегодня многие иностранные дизайнеры заинтересованы в том, чтобы присутствовать на этом мероприятии. Мы в свою очередь, будем рады их пригласить, чтобы российские дизайнеры общались и обменивались опытом с ними.

Как вы считаете, протекция со стороны влиятельных личностей в индустрии моды является залогом успеха дизайнера?

Конечно, но только в том случае если грамотно составлен контракт и каждый исполняет свои обязательства. Это один из возможных путей к развитию карьеры дизайнера.

Есть естественный рост, когда он в течение многих десятилетий постепенно развивается и впоследствии становится известным широкой аудитории. При этом необходимо учитывать, что дизайнер должен каждый год, как минимум, дважды представлять сезонные коллекции. Возможно, через какое-то время марка будет куплена и, в дальнейшем над ней будет работать большая профессиональная команда. Это такой длинный путь развития дизайнерской карьеры.

Существует более быстрый путь, когда изначально в марку вкладываются значительные инвестиции. Постепенно дизайнер уже развивает несколько линий под собственным брендом. При этом поддержка со стороны влиятельных личностей в СМИ, гарантирует ему постоянное освещение его работ и каких-либо достижений в области моды.

Обычно поддержку журналов часто получают дизайнеры, которые определенное количество времени работали в глянцевом издании как, например, Вика Газинская или Дима Логинов. Считаете ли вы, что начинающие дизайнеры должны обязательно пройти стажировку в журнале или известном Доме моды, чтобы не только получить опыт работы, но и многочисленные связи?

Обязательно! Эту школу должны пройти все. В первую очередь дизайнер получает понимание того, что такое индустрия моды.

Некоторые, называющие себя дизайнерами, бросают собственные деньги или деньги своих мужей, родителей, на создание собственной марки одежды. Сразу скажу, что мы, например, на такие показы не ходим, потому что прекрасно понимаем, что фактически, этот человек играет в куклы.

Газинская и Логинов приобрели бесценный опыт. Они теперь понимают, как всё это работает изнутри, и при этом приобрели значительное количество полезных связей. Их выбор был продуман и осознан. Это как раз более короткий, правильный и успешный путь.

Как такие таланты попадают к вам?

Очень просто! Они присылают резюме и после анализа, я приглашаю их к сотрудничеству. 

В течение одного дня я получаю от 10 до 40 резюме. Мне присылают эти заявки со всей России на должности стилиста или стажера.

Кто, по вашему мнению, сейчас является наиболее перспективным дизайнером?

Если говорить о российских дизайнерах, то, безусловно, самым перспективным является Валентин Юдашкин. Он не только успешен в России, но и в других странах. Его бизнес правильно выстроен с точки зрения и менеджмента и маркетинга. Если его сравнивать с европейскими дизайнерами, то статус Юдашкина сопоставим со статусом Джорджио Армани.

Другие дизайнеры талантливы, но у них не развит бизнес. Если бы в их команде были профессиональные маркетологи и пиарщики, то они были бы более успешны.

Кто тогда более перспективен из более молодой плеяды дизайнеров?

Я думаю, что это Дмитрий Логинов.

Сегодня мы поговорили о многих насущных вопросах, решение которых так важно для российской индустрии моды. Однако при решении одних проблем всегда возникают новые вопросы, но это вовсе не говорит о том, что российская мода не развивается. Такой процесс естественен. Будем надеяться, что её рост будет более интенсивным.

Благодарю вас за интервью.



Назад в раздел
Видео-сюжеты о fashion-персонах всего статей: 3 История Vogue Paris. Часть 2 Иностранные модельеры всего статей: 249 Жан Пату (Jean Patou)
Интервью с модными персонами всего статей: 41 Интервью с Антониной Шаповаловой / Жестко. Иронично. Откровенно. Российские fashion-блоггеры всего статей: 37 Российский fashion-блоггер Евгения Эплбум / Eugenia Applebum
Русские модельеры всего статей: 37 Иван Айплатов (Ivan Ayplatov)
Новая публикация на сайте
Модная геометрия Jog Dog  SS17
Модная геометрия Jog Dog SS17
Модный итальянский обувной бренд Jog Dog представляет коллекцию весна-лето 2017, вдохновленную яркой жизнью большого города, архитектурой, урбанистикой и путешествиями.



.